Глава 7. Хадгар кивнул, но он даже не потрудился посмотреть на своего оппонента  

Глава 7. Хадгар кивнул, но он даже не потрудился посмотреть на своего оппонента

“Расскажи нас обо всем”.

Хадгар кивнул, но он даже не потрудился посмотреть на своего оппонента. Это было бессмысленно. Правящий совет Кирин Тора призывал его и раньше, и лица лидеров нельзя было увидеть, если те того не желали.

Когда-то он уже стоял в этом зале заседаний совета, где ему сообщили, что он должен стать учеником Медива. Тогда он был испуган этой комнатой, которая, казалось, словно парила в воздухе, и лишь сквозь слабые очертания прозрачного пола можно было увидеть расстилающийся внизу мир - притемненный, блистающий и меняющийся намного быстрее, чем это возможно на самом деле. Члены самого совета внушили ему не меньший ужас - появившиеся из пустоты безликие фигуры, их тело, лицо и даже пол нельзя было разобрать из-за их роб и магии. На то были и драматически, и практические основания: лидеры сообщества волшебников избирались в тайне, чтобы избежать любой возможности взяточничества, шантажа или давления. Члены совета знали друг друга в лицо, но больше - никто. Маскировка гарантировала это. Но это также давало ощущение таинственности, и большая часть членов Кирин Тора наслаждались этим замешательством приглашенных, делая все возможное, чтобы никто, кто вошел или вышел из палаты, не мог не изумиться от того, что увидел или даже услышал там. Это, конечно, подействовало на Хадгара тогда, и он покинул палату с кружащейся от впечатлений головой, пораженный мощью, которой владели его мастера и неспособный понять точно, что произошло во время его аудиенции.

Но с тех пор изменилось очень многое. Хотя прошло всего несколько лет, Хадгар повзрослел, его знания и магическая сила возросли. Его внешность также кардинально изменилась, и теперь он развлекал себя, думая, как на сей раз будут изумлены их посетителем некоторые из членов совета. В конце концов, он покинул их молодым человеком, а вернулся стариком, старее многих из них, хотя и прожил он гораздо меньше.

Однако Хадгар понял, что он не желает играть в эти игры. Он устал. Он телепортировал себя в Даларан - хотя это было ему вполне по силам, дистанция была немалой. К тому же он опоздал, поскольку ему пришлось обсуждать с Лотаром их первую официальную стратегию на следующую неделю. Хадгар ценил заинтересованность его прежних мастеров в недавних событиях, и чувствовал, что они обязаны узнать все, что случилось в Азероте, но ему также казалось, что при этом можно было обойтись и без этих демонстраций превосходства и теневых сцен.

И потому он все же поднял голову и посмотрел прямо на скрытую фигуру с левой стороны от него. “Я был бы рад рассказать все в подробностях, принц Кель'тас, - сказал он вежливо, - но мне кажется, что было бы намного проще, если бы я видел тех, с кем я собираюсь говорить”.



Он услышал в стороне охи изумления, но скрытая фигура, к которой он обратился, хихикнула в ответ. “А ты прав, молодой Хадгар, - ответил волшебник. - Мне бы самому было сложно разговаривать с этими темными фигурами”. И быстрым жестом эльфийский принц сбросил свою маскировку, показавшись во всей своей красе в декоративных фиолетовых и золотых одеждах, его длинные золотые волосы спадали с плеч, а идеальное лицо выдавало нескрытое нетерпение. “Так лучше?”

“Гораздо, спасибо”, - сказал Хадгар. Он оглянулся вокруг на других членов совета. “А что с остальными? Разве я не смею увидеть твое лицо, да, лорд Кразус? Лорд Кел'Тузед? Лорд Антонидас никогда не беспокоился о маскировке, а принц Кель'тас был достаточно учтив, чтобы обходиться без нее. А у вас не хватает духу?”

Антонидас, сидящий перед Хадгаром на невидимом стуле, засмеялся. “А и в правду, молодежь, - согласился он. - Наши проблемы слишком серьезны для подобных дилетантских трюков, а вы больше не дети, которые дурачатся и стремятся поразить своим мастерством. Покажите себя, мои друзья, давайте приступим к обсуждению до того, как наступит глубокая ночь”.

Другие маги тотчас повиновались, хотя немногие и поворчали, и через секунду Хадгар оказался перед шестью людьми. Он сразу признал Кразуса по его небольшому росту, тонким чертам лица и до сих пор перемешенными серебристыми и красными волосами. Кел'тузед был также знаком ему, внушительный, харизматичный человек с темными волосами и бородой и странно безжизненным взглядом, как будто он ни на кого не обращал никакого внимания. Двое других были пухлый мужчина и высокая статная женщина; Хадгар не знал их, хотя их лица показались ему знакомыми. Скорее всего, он пересекался с ними в залах Фиолетовой Цитадели, когда он был еще студентом, но те не посчитали его достаточно важным, чтобы заговорить с ним.

Однако теперь все они были во внимании.

“Мы сделали так, как Вы попросили, - выразил свое недовольство Кел'Тузед. - А теперь скажи нам, что стряслось!”

“Что ты хочешь знать?”- спросил Хадгар старшего волшебника.



“Все!” - и по глазам Кел'Тузеда можно было прочитать, что он имел в виду именно это. У него была репутация мечтателя и исследователя, постоянно собирающего информацию, особенно о магии, ее источниках и ее потенциале. Из всего Кирин Тора он был наиболее заинтересованным в получении доступа к тайной библиотеке Медива, и Хадгар предполагал, что теперь он также стал самым расстроенным из шестерки в связи с ее разрушением. Все же он не потрудился сказать, что ему удалось захватить несколько томов для себя перед уходом из башни.

“Хорошо”, - и он рассказал все им. С благодарностью приняв наколдованный стул от пухлого мужчины, Хадгар сел и стал описывать все, что произошло с ним с тех пор, как он ушел из Даларана более двух лет тому назад. Он рассказал им о своем странном обучении у Медива, о непостоянных капризах мастера-мага и его странных исчезновениях. Он рассказал им о первых столкновениях с орками. Он рассказал им об убийствах, совершенных магом. Он рассказал им о предательстве Медива, и о том, как он и Лотар забрали жизнь у волшебника. Затем он продолжил говорить об Орде и битвах с ней, об осаде Стормвинда, смерти Ллейна, завоевания города и их последующего побега.

Маги молчали большую часть рассказа. Иногда кто-то из них задавал вопрос, но они показывали необычайную сосредоточенность для людей своего молодого возраста, и те немногие вопросы, которые они задавали, были кратки и по сути. Когда Хадгар закончил говорить про Альянс и паладинов, он отклонился назад, чтобы отдышаться, и стал ждать реакции собеседников.

“Ты не упомянул про Орден Тирисфаля”, - обратил внимание Кел’Тузед, после чего послышался громкий кашель Антонидоса. “Что? - потребовал разъяснений волшебник-исследователь. - Это весьма уместно при обсуждении Медива!”

“Да, - ответил Хадгар, - я прошу прощение за мою ошибку. Но, - он оглянулся вокруг, пытаясь понять по лицам магов, что они уже знают, и решил выбрать осторожную позицию, - я немного знаю об Ордене. Медив был его членом, и говорил несколько раз о существовании этого ордена, но он не называл никаких имен других его членов и не обсуждал его действия”.

“Ну конечно”, - согласилась женщина, и Хадгар заметил, как они и Кел'Тузед обменялись расстроенными и разочарованными взглядами. И тогда его озарило. На самом деле они ничего не знали об Ордене, и просто надеялись таким образом выудить из него информацию. Но они потерпели неудачу, и более они не будут обращаться к этой теме. “Но я более заинтересована в самом Медиве и тем, что случилось с ним, - продолжила она. - Ты уверен, что видел внутри него Саргераса?”

“Абсолютно. - Хадгар наклонился вперед. - Я также видел титана в видении, и потому сразу признал его”.

“Таким образом, значит это Медив - или Саргерас через него - открыл трещину для орков, - вслух стал рассуждать пухлый человек. - Как, ты сказал, называется их мир?”

“Дренор”, - ответил Хадгар, слегка вздрогнув. Он вспомнил другое видение из башни Медива, как он, будучи стариком, или, по крайней мере, выглядящим так, шел вместе с небольшим войском прямо на орду орков. В мире с кроваво-красным небом. Гарона сказала ему, что это было похоже на Дренор, что означало, что ему было суждено оказаться там. И, наиболее вероятно, он не выживет. Он быстро опомнился и вернулся к беседе.

“Что мы знаем о нем? - поинтересовался Красус. - Об этом мире? Ты сказал нам о небе, но ты можешь сказать нам что-то еще?”

“Я не был там сам, - ответил Хадгар, отмечая про себя, что это только пока. - Но мой компаньон, полуорчиха, поведала мне многое о своем мире и орках”. Он вспомнил о Гароне, и быстро попытался выкинуть из головы те болезненные воспоминания. “Поначалу орки в родном мире были куда более мирными - они ссорились, но не сражались друг с другом. Их единственными настоящими врагами были огры, а орки были намного более разумными и гораздо более многочисленными”.

“И что произошло?” - спросил Кел'Тузед.

“Их испортили, - объяснил Хадгар. - Она не знала все детали - как и почему это произошло - но постепенно их кожа изменилась в цвете от коричневого к зеленому, и они начали практиковать иной тип волшебства, совсем не тот, который они знали прежде. Они стали более дикими, более сильными. Прошла большая церемония, в которой участвовала некая чаша. Так или иначе, вожди и большая часть их воинов выпили из нее. И их кожа тогда изменилась на ярко зеленый цвет, а их глаза налились кровью. Они стали более мощными, более сильными и более жестокими, и все они словно сошли с ума от крови. Они убивали любого противника, с которым они столкнулись, а затем начали нападать друг на друга. В довершении ко всему их магия высосала всю жизнь от почвы, и они больше не могли выращивать зерно. Они были на краю уничтожения и гибели от голода. Но Медив связался с Гул’даном, главным чернокнижником Орды, и предложил ему придти в этот мир. Наш мир. Гул’дан согласился, и вместе они построили портал. Орки послали через него несколько кланов одновременно, и постепенно увеличивали свою армию здесь. Это был только вопрос времени, когда они подготовили свои силы, узнали о нашей обороноспособности, и, наконец, напали ”.

“И теперь они идут на нас всей ордой”, - Кель’тас нахмурился.

“Да”.

Хадгар продолжал ждать, но никто больше ничего не говорил, и он заерзал на своем невидимом стуле. “Если вопросов больше не будет, благородные господа и леди, то я, пожалуй, пойду, - сообщил он. - Это был долгий день, и я очень устал”.

“Каковы твои планы теперь?” - спросила его женщина, когда Хадгар уже начал вставать.

Хадгар нахмурился. Он думал над этим вопросом, начиная с их прибытия в Лордерон. Часть его хотела попросить Кирин Тор защиты. Возможно, он мог возобновить свою старую работу помощника библиотекаря. Ему бы не пришлось влезать во всякие неприятности, и он был бы в безопасности за стенами самой сильной магической крепости в мире.

Другая его часть, однако, ненавидела саму идею скрыться от приближающегося конфликта. Он оказался перед демоном, в конце концов! И он выжил. Если ему удалось справиться с ним, то, конечно, он мог разобраться и с армией орков.

Кроме того, дружба и уважение все еще были для него не пустыми словами.

“Я буду помогать лорду Лотару, - ответил, наконец, Хадгар, преднамеренно небрежным голосом. - Я обещал ему мою поддержку, и он полностью заслуживает этого. А после войны, если мы выживем -”. Он просто пожал плечами.

“Ты все еще член Даларана, - напомнила ему женщина. - Если мы позовем тебя обратно сюда и дадим тебе работу, то ты подчинишься приказу?”

Хадагар подумал еще пару секунд. "Нет, - ответил он медленно. - Я не могу вернуться. После этой войны, если мы выживем, я снова займусь моими исследованиями, хотя где это будет - здесь, в башне Медива или в некотором другом месте - я не знаю”.

Члены совета задумались, как и Хадгар. Наконец, Красус нарушил тишину. “Ты покинул нас простым мальчишкой, неоперившимся учеником, - сказал он, и Хадгар мог почувствовать одобрение в его голосе. - Но ты вернулся мастером и мужчиной”. Хадгар опустил голову, чтобы принять комплимент, но не выронил ни слова.

“Тебе ничего не будут приказано, - уверил его Антонидас. - Мы уважаем твои пожелания и твою независимость. Хотя мы хотели бы быть полностью осведомленными во всем, особенно в том, что касается Медива, некромантов, Ордена и того портала”.

Хадгар кивнул. “Значит, я свободен?”

Архимаг едва сдержал улыбку. “Да, ты можете идти. Да защитит тебя Свет и даст тебе силы”.

“Держите нас в курсе новостей, - добавил полный мужчина. - Чем скорее мы узнаем о том, что запланировали орки, тем скорее мы можем послать войска. Разумеется, мы обеспечим вас магической поддержкой”.

Хадгар кивнул. “Понятно”. Он быстро покинул комнату, но как только за ним захлопнулись двери, он вызвал магический шар. Кирин Тор совещались в месте, которое, как он предполагал, было магически ограждено не только от нападений злоумышленников, но и от любопытных глаз и ушей. Но Хадгар многое узнал от Медива во время своего короткого ученичества, и еще больше из книг, которые он прихватил после смерти мастера. Он был также очень близко к своей цели. Он сконцентрировался, и в сфере зациркулировали всевозможные цвета, от зеленого до черного и обратного. Вскоре появился образ лиц, и послышалось слабое бормотание, и вскоре он снова взирал на членов совета Кирин Тора в простых фиолетовых одеждах. Даже незримые стены комнаты изменились, замедлив свой ход и, наконец, остановившись, оставив лишь плоскую палату с шестью слоняющимися людьми.

“- не знаю, насколько мы можем доверять ему, - сказал полноватый член Кирин Тора. - Не похоже, что он с охотой нас слушался”.

“Ну конечно, - вставил свою реплику Кель’тас. - Сомневаюсь, что ты был более открытым и доверчивым, если бы ты прошел через все это. И все же мы не должны доверять ему полностью. Но он нам нужен, как посредник Лотара с нами и с другими. Я уверен, в этом мы можем на него положиться, так что не будем мешать ему, чтобы он не обернулся против нас, и тогда он не откажет нам в любых фактах и информации, которые нам нужны. Я пока не вижу, что нам требуется или необходимо что-то большее”.

“Этот другой мир, Дренор, беспокоит меня, - пробормотал Красус. - Если орки смогли пройти через тот портал значит, с другой стороны могут быть и другие. Мы знаем, что у них там живут огры, но мы не имеем понятия, чего еще стоит ожидать оттуда. А это значит, что они могут привести сюда еще более опасных существ, которые ждут и не дождутся, как явиться сюда и опустошить этот мир. Кроме того, нет ничего, чтобы помешало оркам отступить в свой мир всякий раз, когда это будет нужно. Борьба с врагом из неприступной базы у них дома будет значительно труднее, поскольку они могут выйти, напасть и затем снова исчезнуть. В первую очередь мы должны найти и уничтожить тот портал”.

“Согласен, - сказал Кель’тас. - Разрушить портал”. Другие кивнули. “Хорошо, улажено. Что у нас идет далее?”

Они начали говорить о чем-то более мирском, типа графиков уборки лаборатории Фиолетовой Цитадели, и Хадгар отозвал магический шар. Все прошло даже лучше, чем он ожидал. Кель’тас был прав, он прошел многое за эти три года, и он ожидал, что Кирин Тора будет разъярен его непочтением. Но они ничего не сказали по этому поводу, к тому же, казалось, они поверили в его историю без всяких подозрений, что значительно облегчало его ситуацию.

Теперь ему только и нужно, что телепортировать себя назад в Столицу и поспать, чтобы быть достаточно бодрым завтра.

Неделю спустя Лотар уже управлял войсками из южного Лордерона, неподалеку от Южнопобережья, где и началось его с Хадгаром путешествие в этом королевстве. Они выбрали этот регион, поскольку отсюда можно было достаточно быстро добраться до любой части континента, особенно по морю. Снаружи постоянно строились палатки, тренировались и отдыхали его войска. Внутри одной из палаток были он и короли Лордерона, а также четыре человека, которых он назначил своими лейтенантами. Все они окружили стол и изучали разложенную перед ними карту. Утер помогал Лотару общаться с Серебряной Дланью и Церковью - паладины быстро достигли удивительных успехов в своих навыках борьбы и во владении Светом. Хадгар был одновременно и связным с магами, и его личным советником. Праудмур, конечно, управлял флотом - в этом сомневаться даже не приходилось. А молодой Туралион стал заместителем командира, то есть самого Лотара. Юнец произвел хорошее впечатление и на него, и на Хадгара, он оказался умным, сосредоточенным, лояльным и трудолюбивым, хотя он все еще рассматривал Лотара как своего кумира. Лотар был уверен, что парень пересилит и это, однако уже сейчас он не мог выбрать кого-то более квалифицированного в качестве своей правой рукой. Туралион все еще тяготился своей новой ответственной ношей, и Лотару пришлось дважды напомнить ему не тыкать карту. По крайней мере, ножом.

Они обсуждали те же самые вопросы, которые звучали в течение прошлой недели - какой путь наиболее вероятно выберет Орда, где они начнут атаку и как туда перебросить войска Альянса, чтобы, по крайней мере, не растоптать те самые поля и луга, которые они собирались защитить. И когда уже в десятый раз Греймен стал настаивать, чтобы силы Альянса разместились вокруг границ Гилнеса на случай, если орки сунутся в начале туда, в их беседу вмешался разведчик.

“Сэр, Вы должны увидеть это, сэр! - прокричал он, пытаясь отдать честь, поклон и приветствие одновременно. - Они здесь!”

“Кто здесь, солдат?” нахмурился Лотар. Он пытался прочесть выражение лица разведчика, но не мог, настолько был взволнован тот человек. Он не выглядел испуганным, посему Лотар смог глубоко вздохнуть и попытаться восстановить свое обычное сердцебиение. На лице разведчика не была ужаса, а значит это не Орда. Но было опасение с примесью уважения, даже благоговейный страх. Лотар никогда не видел ничего подобного.

“Эльфы, сэр! - почти заорал разведчик. - Эльфы здесь!”

“Эльфы?” - Лотар уставился на вестника, пытаясь осознать значимость этого факта, затем он обернулся и посмотрел на собравшихся правителей. Как он и подозревал, один из них выглядел, словно напакостивший мальчишка.

“Мы нуждаемся в союзниках, - объяснил Король Теренас. - А эльфы - могущественная раса. Я подумал, что лучше всего связаться с ними как можно быстрее”.

“Не проконсультируюсь со мной? - Лотар был разъярен. - А что, если они послали сюда всю свою армию? Что, если явится Орда, а мы в это время будем заняты размещением их войск среди наших? Вы не должны скрывать подобные детали от вашего военнокомандующего! Это может стать причиной нашей смерти, или, по крайней мере, смерти многих наших людей!”

Теренас согласно кивнул. “Вы правы”, - ответил он, в который раз напомнив Лотару, почему ему нравился этот король. Большинство людей не желало признавать свои ошибки, в особенности те, кто обладал властью. Но Теренас брал полную ответственность за свои поступки, хорошие или плохие. “Я должен был сначала с Вами посоветоваться. Мне казалось, что время не ждет, но это не оправдание для меня. Это никогда больше не повторится”.

Лотар грубо кивнул. “Прекрасно. Давайте тогда пойдем и посмотрим, на что эти эльфы похожи”. Он вышел из палатки, другие последовали за ним.

Первое, что заметил Лотар, когда он откинул створку палатки и вышел наружу, были его собственные войска. Их армия заполнила всю долину и простиралась далее вдоль горизонта, и на мгновение Лотар испытал порыв гордости и веры. Как может кто-либо, что-либо, противостоять столь могучей силе? Но затем у него в голове снова промелькнули воспоминания, как Орда мчалась по Стормвинду неостановимым изумрудным потоком, и его вновь охватили мрачные мысли. Однако армия Альянса была во много раз больше войск Стормвинда. А той, по крайней мере, удалось серьезно задержать Орду.

Взгляд Лотара устремился с войск на море с побережьем. Все суда Праудмура, от маленьких быстрых разведывательных лодок до огромных кораблей, были поставлены на якорь вдоль береговой линии, создавая лес из мачт и парусов. Но многие из них выступили из портового бассейна, создавая свободный канал для группы судов, которых Лотар никогда раньше не видал.

“Эльфийские разрушители, - прошептал Праудмур рядом с ним. - Быстрее наших, и легче - они несут не так много вооружения, но восполняют это своей скоростью. Чудесное, превосходное дополнение к нашим силам”. Морской адмирал нахмурился. “Но почему так мало? Здесь только четыре таких и восемь меньших судов. Это всего лишь одна боевая группа”.

“Возможно, другие следуют за ними”, - предложил Туралион, стоящий с другой стороны Лотара.

Но Праудмур уверено встряхнул головой. “На них это не похоже, - ответил он. - Они бы прибыли все вместе”.

“Дюжина их судов - это все еще дюжина к нашим силам, - заметил Хадгар. - А также войска, которые находятся на них”.

Лотар кивнул. “Мы должны пойти и поприветствовать их”, - сказал он, и все другие согласились. Вместе они отправились поперек долины. Перенольд и Греймен не поспевали с темпом, и у них появилась отдышка уже через минуту, но остальные продолжали быстро передвигаться, приближаясь к порту, где уже причалило первое судно.

Высокая, гибкая фигура спрыгнула с корабля на скоросколоченный деревянный пирс. Длинные золотые волосы отражали солнечный свет, и Лотар услышал, по крайней мере, от одно из его сопутствующих позади него изумленный вздох. Эльф пошел на встречу к Лотару, и вскоре главнокомандающий увидел, что это была женщина, чем он был крайне ошеломлен. Ее стройные черты лица были тонки, но сильны, как и ее тонкое гибкое тело. Ее одежда была цвета зеленого леса и коричневого дуба, странный легкий нагрудник, бриджи и длинный плащ с капюшоном, отброшенным назад; кожаные перчатки покрывали ее руки по локоть так же, как и ботинки до колен. Легкий меч свисал с ее бедра, на другом бедре висели мешочек с рожком, а на ее спине красовался большой лук и колчан со стрелами. Лотар видел многих женщин, некоторые из них были столь же красивы, как эта эльфийка, но он никогда не видел, чтобы у кого-то из них так легко комбинировались сила и изящество. Он мог понять, почему некоторые из его компаньонов уже казались сраженными наповал.

“Миледи, - поприветствовал ее Лотар, когда она оказалась всего в нескольких шагах от него. - Добро пожаловать. Мое имя Андуин Лотар, я - командующий Альянса Лордерона”.

Она кивнула, преодолев оставшееся расстояние, и остановилась на расстоянии вытянутой руки от Лотара. Отсюда он мог разглядеть ее острые уши, выступающие за ее волосами, и широкие, изумрудно-зеленые глаза. “А я Аллерия Виндраннер, и я принесла Вам приветствие от Анастериана Санстрайдера и Совета Сильвермуна”. Ее голос был прекрасен, мелодичен и силен, и Лотару показалось, что он оставался бы таким, даже если она гневалась.

“Спасибо”. Он повернулся и показал жестом на людей, собравшихся вокруг него. “Позвольте мне представить королей Альянса, а также моих лейтенантов”. После представления он вернулся к более серьезным делам. “Простите мою глупость, Леди Аллерия, - сказал он, вызвав у нее улыбку, при упоминании титула, - но я должен спросить - действительно ли это вся помощь, какую мог собрать ваш народ?”

Эльфийка сразу нахмурилась. “Я скажу вам прямо, Лорд Лотар”, - ответила она, оглянувшись вокруг, проверяя, чтобы их не услышали посторонние. Несколько других эльфов, мужчин и женщин, выходили из судов и выстраивались на дальнем конце пирса, ясно ожидая приказов Аллерии. “Анастериан и другие не были заинтересованы сообщением, которое вы послали. Эта Орда находится слишком далеко от нас, и, похоже, она полна решимости завоевать земли - человеческие, но не наши леса. Члены совета решили, что лучше оставить этот конфликт младшим расам, и просто усилить наши границы, чтобы предотвратить любое вторжение”. Ее глаза сузились, показывая, что она думала о подобном решении.

“Но все же вы здесь, - вставил Хадгар. - Ведь это что-то значит?”

“В официальном письме от короля Теренаса, - она кивала в его направлении, - говорилось, что Вы, Лорд Лотар - последний из рода Арати. Наши предки поклялись в вечной поддержке вашему предку, королю Торадину и всей его семье. Анастериан не мог отрицать это обязательство. Он послал эту боевую группу, в дань нашего долга”.

“А Вы?” - спросил Лотар, заметив, что она упомянула только суда.

“Я здесь по своему собственному желанию, - гордо заявила она, откинув свою голову назад, как это делают энергичные жеребцы, которым брошен вызов. - Я - рейнджер, хожу куда захочу и предлагаю свою помощь кому захочу”. Она глядела не на Лотара, ее глаза быстро перемещались, и он понял, что она рассматривала армейские формирования позади него. “Мне показалось, что этот конфликт куда более серьезен, чем считают мои правители. Такая война может легко добраться и до нас, и если Орда столь же порочна, как вы говорите, то тогда наши леса не в безопасности”. Она внимательно посмотрела на Лотара, и он мог увидеть, что, помимо всей ее красоты, она была сильной женщиной, настоящим воином. “Мы должны остановить их”.

Лотар кивнул. “Согласен”. Он поклонился. “Хорошо, Вы желанный гость здесь, миледи, и я благодарю Ваших лордов за их символическую поддержку. Но я намного более благодарен за Ваше присутствие, и Ваших рейнджеров”. Он улыбнулся. “Мы только что обсуждали наш следующий шаг, и я буду рад услышать ваше мнение. Как только ваши эльфы обоснуются, я попрошу послать их на разведку, что мы не были застануты врасплох врагом”.

“Нам не нужен отдых, - уверила его Аллерия. - Я пошлю их сейчас же”. Она жестом подозвала других эльфов. Они были также облечены в те же самые одежды, и передвигались так же спокойно, хотя, по мнению Лотара, в них недоставало ее исключительного изящества. Аллерия что-то сказала им на своем текучем и полностью чуждом Лотару языке, другие эльфы кивнули и затем промелькнули мимо них с быстрым поклоном, быстро покинув порт и долину. Через минуту они исчезли из поля зрения.

“Они все разведают и доложат нам обстановку, - объяснила Аллерия. - Если Орда будет в пределах двух дней от этой стоянки, мы сразу узнаем об этом”.

“Превосходно. - Лотар рассеянно потер лоб рукою. - Если Вы, миледи, присоединитесь к нам в командной палатке, то я расскажу, что мы знаем к настоящему времени, и мы можем послушать ваши мысли по вопросу”.

Она засмеялась. “Конечно. Но тогда Вам придется перестать называть меня 'миледи', если уж хотите, чтобы я поняла, что Вы обращаетесь ко мне. Я - Аллерия, и никак иначе”.

Лотар кивнул и повел ее из портового бассейна. Ему удалось мельком заметить лицо Туралиона - и едва не скрыл усмешку. Теперь он знал, откуда шел вздох восхищения.

Два дня спустя Лотар обнаружил, что ему нечему радоваться. Разведчики Аллерии вернулись, как и Праудмура, и у тех, и у других были одни и те же мрачные новости. Орда захватила Кхаз Модан и использовала шахты дворфов, чтобы создать огромные суда из железа и древесины, которые хоть и медленно перемещались, но могли переносить тысячи орков. Эти корабли с Ордой стремительно неслись по морю к южному побережью Лордерона. Но не к землям Греймена. Было похоже, что Орда собирается причалить на берегу в Хилсбраде, на полпути между стоянкой Альянса и Гилнеасом. Если Альянс быстро среагирует, то они могли перехватить высадку Орды.

“Соберите войска! - проревел Лотар. - Оставьте все лишнее - мы можем послать людей за этим позже, если мы выживем! Прямо сейчас мы нуждаемся в скорости больше чем во что-либо еще. Идем! Выступаем!” Он обратился к Хадгару, поскольку его другие лейтенанты уже бежали из палатки, чтобы собрать войска, короли устремились прямо за ними. “Итак, началось”, - сказал он молодому старцу.

Хадгар кивнул. “Я думал, у нас будет больше времени”, - признался он.

"Я тоже, - согласился Лотар. - Но эти орки нетерпеливы. Но это может стоить им победы”. Он вздохнул. “По крайней мере, я надеюсь на это”. Он уставился на мгновенье на карты Хилсбрада, пытаясь смоделировать приближающую битву, затем он встряхнул головой. Было столько дел, которых ему еще нужно сделать. Ведь бой настанет достаточно скоро.


0779927357679229.html
0779982402615589.html
    PR.RU™